Виктор Колобов: «Я верен театру»

Виктор Колобов: «Я верен театру»

26 ноября 2010

Виктор Иванович Колобов – один из корифеев уссурийской театральной сцены, заслуженный артист Российской Федерации, первый исполнитель роли Евгения Лукашина в спектакле по пьесе Э.Брагинского «Ирония судьбы, или Однажды в новогоднюю ночь», которая позже превратилась во всенародно любимый фильм. Несмотря на все титулы, человек он очень скромный и не любит общаться с журналистами. Личное интервью – редкая удача, но в этот раз актер сделал для нашей газеты исключение. Повод веский: в этом году Виктор Колобов отпраздновал семьдесят лет, а 27 ноября в 17 часов в Уссурийском городском драматическом театре состоится спектакль-бенефис «Диоген».

Почти полвека в одном театре – именно такой стаж у Виктора Колобова: в Уссурийский драмтеатр он поступил в 1964 году, сразу после окончания Дальневосточного педагогического института искусств (ныне – Дальневосточная государственная академия искусств) во Владивостоке.

- Наш выпуск был первым, - вспоминает Виктор Колобов. – С нас начинался институт. В буквальном смысле, мы его создавали: не только учились там, но и мебель таскали, аудитории к занятиям готовили. Какие у нас были преподаватели! Из Москвы были приглашены доцент ГИТИСа О.И. Старостина и доцент Щукинского театрального училища Б.Г. Кульнев. Я учился на одном курсе с Валерием Приемыховым – тем самым, который играл в фильмах «Холодное лето пятьдесят третьего», «Пацаны» и многих других, также был сценаристом и режиссером. Младше нас учился Александр Михайлов, с ним я тоже знаком.

- Виктор Иванович, как вы себе представляли актерскую профессию, когда пришли учиться, и как изменилось ваше мировоззрение, когда начали работать по профессии?

- К тому времени, когда я пришел учиться, я уже «болел» театром. В детстве еще бегал в ТЮЗ, в краевой академический театр, - я ведь вырос во Владивостоке. Позже, когда служил на Байконуре, пригодилось умение выступать перед публикой: солдаты сходили с ума от тоски – вокруг аэродрома только голая степь, и так день за днем. Я начал что-то придумывать, рассказывать анекдоты, истории. У людей как-то сердца отогревались, и они уже в совсем другом настроении на службу шли. Вернулся я в звании сержанта, и сразу поступил в Дальневосточный педагогический институт искусств, который только открылся. Но, ступив на театральную сцену после четырех лет обучения, я осознал, что учиться театру нужно всегда. Сцена учит, и ее уроки нужно впитывать постоянно. Один из уроков, который я бы хотел передать и нашим молодым актерам, - актер на сцене должен думать и заставлять думать зрителя.

- Вы стали первым исполнителем роли Евгения Лукашина, когда Уссурийский городской театр получил право первой постановки пьесы.

- Ой, да об этом много писали. Когда спектакль ставили, сначала было недоверие к материалу, уж очень невероятной казалась эта история с отправкой на самолете человека в другой город. Но премьера прошла успешно, и стали делать постановку на телевидении. А там начались другие вопросы: нельзя было говорить, как в тексте написано, что зарплата у врачей и учителей маленькая, что нет красной икры… Редактор вычеркнул столько фраз, что я заявил: раз мне практически нечего играть, то я отказываюсь. Текст удалось отвоевать.

- Есть роль, которую вы бы хотели сыграть?

- Давно когда-то хотел сыграть короля Лира, прямо «горел» этой ролью. Но однажды увидел, как ее исполнял народный артист Казахской ССР Евгений Диордиев, и подумал: я же так никогда не сыграю!

- А если бы сейчас вам предложили сыграть короля Лира?

- Сейчас я бы отказался. Возраст, знаете ли, а в этой роли нагрузка большая. Примерно как в «Диогене». Ведь Диоген – это не просто чудак, который сидел в бочке и ходил днем с фонарем. В молодости он чеканил деньги, а затем отказался от этого занятия и решил посвятить себя философии, говорить людям о любви, о мудрости, призывать к добродетели. Прежде чем играть эту роль, я изучил некоторые источники, и нашел много интересного в его характере.

- А как вы готовитесь к роли, когда приходится играть даже не людей, а животных? Откуда берете характеры?

- Учитывая «сказочный» репертуар, я переиграл много животных. Откуда берется характер? Изнутри. Представляешь себе персонажа, какой он, а затем представляешь, что ты – это он. В коте Леопольде, например, главное - это доброта. И если не сможешь ее показать, никакой грим не поможет.

Виктор Иванович на моих глазах преображается и мягким, добрым голосом произносит: «Ребята, давайте жить дружно!» Да, грим отнюдь не главное.

- Я счастлив в театре, я доволен своей театральной судьбой, - продолжает актер. – Хотя условия работы были подчас сложные. Мы с гастролями объездили практически все Приморье, была такая «жизнь на колесах». Никогда не забуду один случай. На детский спектакль очень просилась одна девочка – как мне сказали, из многодетной малообеспеченной семьи. Я провел ее в зал, видел, насколько велико ее желание попасть в театр. А через год, когда приехали в то же село, нам рассказали, что та девочка, когда бежала на спектакль, очень сильно натерла ногу, попала инфекция, и она умерла от заражения крови… Даже сейчас слезы наворачиваются.

- Ваше хобби – игра на баяне. Оно пригодилось вам на сцене?

- Все, что умеешь в жизни, всегда пригождается. Я баянист-самоучка, в молодости так же сам немного учился на гитаре, но это забылось, а баян остался. И в одной из ролей я действительно играл на баяне.

- Вы упомянули, что условия работы подчас были сложными. Не хотелось ли вам все бросить, уйти из профессии?

- Были такие предательские мысли. Не столько из-за условий работы, сколько из-за сомнений в себе, но иногда хотелось бросить. Удерживало одно: а как жить дальше? В молодости, когда стоял вопрос о высшем образовании, я мог пойти в сельскохозяйственный институт или в медицинский. Но тогда я выбрал театр. И этому выбору я верен всю жизнь.
скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно