Заслуженному Жене Лукашину, Карлсону, Диогену Уссурийска исполняется 80 лет

Юбиляру 80 лет. Фото: предоставлено Натальей Белошенко

Заслуженный артист Российской Федерации, легенда дальневосточной театральной сцены, актер уссурийского театра драмы имени В.Ф. Комиссаржевской Виктор Иванович Колобов отмечает свой юбилей – 80 лет. Руководитель литературно-драматургической части театра Наталья Белошенко предоставила ИА UssurMedia материал, где коллеги артиста делятся закулисными историями с участием юбиляра.

Личность Виктора Колобова поистине овеяна легендами, начиная с самой истории появления его в театре. Как они с однокурсником Валерием Приёмыховым после окончания владивостокского института искусств по распределению пришли в уссурийский городской драмтеатр. Да только Приёмыхов вскоре уехал, а Колобов остался. Чтобы войти в еще одну легенду: в начале семидесятых, до появления знаменитого фильма "Ирония судьбы", наш театр получил право первой постановки пьесы "С легким паром, или Однажды в новогоднюю ночь", а первым исполнителем роли Жени Лукашина стал как раз Виктор Иванович. Спектакль был настолько популярным, что на приморском телевидении вышла версия, как рассказывал сам Виктор Иванович.

1 / 2

Кстати, взять у него интервью всегда было делом нелегким: в театре в качестве анекдота помнят случай, когда Колобов, чтобы избежать встречи с журналистом… сбежал через служебный вход. Но это отнюдь не от "звездности" и недоступности, а наоборот, из-за невероятной скромности. По этой причине мы решили не подвергать именинника излишним волнениям и расспросили его коллег по сцене, чтобы из их воспоминаний составить портрет актера Виктора Колобова.

Не играть, а жить

— Кажется, что Колобов в театре был всегда, — размышляет актриса Наталья Остаченова. – Когда я в первый раз пришла работать в театр после школы, он уже здесь был. А потом, когда после некоторого перерыва вернулась уже актрисой, тогда началась и совместная работа. Спектаклей было много, поэтому расскажу лишь о тех его ролях, которые особенно запомнились, как-то его раскрыли. Вот, например, спектакль 1985 года "Новоселье в старом доме" — это о послевоенном времени, а именно о Ленинграде, когда люди возвращались в свои дома, строили мирную жизнь. Колобов играл Манежникова, у этого персонажа почти нет текста, о нем говорят другие герои. О том, как он в войну потерял всю семью, о его нелегкой судьбе. Появляясь на сцене в нескольких эпизодах, Виктор Иванович краткими репликами, почти за счет одной только пластики, показывал этого человека так, что зрители чувствовали всё несказанное, всю его горечь, эту беду, которую он так и носит внутри…

Сцена из спектакля "Обрезанный ломоть"

Сцена из спектакля "Обрезанный ломоть". Фото: предоставлено Натальей Белошенко

Или в спектакле "Зинуля", 1986 года. Я играла главную героиню, Зинулю – диспетчера бетонного завода, принципиальную девушку, которая не хочет оформить нерадивому шоферу лишний рейс ради премии, а даже напротив, составляет на него докладную. Конфликт обостряется, в итоге Зинуля объявляет забастовку: садится на пенек и заявляет, что не сдвинется с места, пока правда не выяснится. Колобов играл начальника СМУ. И вот есть там сцена, когда я и этот самый "шофер" оказываемся в кабинете начальника. Шофер начинает снова выдвигать свои аргументы, переводит стрелки на Зинулю, но уже понятно, что он лжет. И тут Колобов – по сравнению с актером, игравшим шофера, он очень небольшого роста – встает из-за стола. И как будто вырастает на глазах! Берет его за воротник и так грозно: "Не сметь трогать Зинулю!" Это было фантастическое преображение, признаюсь, сколько мы играли этот спектакль – я всегда в этой сцене краем глаза наблюдала за ним.

1 / 2

Особенно ему нравилось играть в детских спектаклях. Ведь тут можно так развернуться в создании характера персонажа, подкинуть ярких красок, поимпровизировать! Это его наиболее сильные стороны, импровизация и пластика. Благодаря этим инструментам он умел быть совершенно разным в своих ролях. Карлсон – это такой непоседа, пластика резкая, быстрая. А кот Леопольд – уже совсем другой, мягкий, грациозный, у него даже голос менялся! В "Зайке-Зазнайке" он играл Охотника, который у него получался совсем нестрашный, скорее такой любитель природы. Сидит на пенечке и разговаривает с залом – там сцена на две минуты, а он мог наимпровизировать на семь. Мы ему даже начинали из-за кулис подыгрывать: изображали разные птичьи голоса, и он тут же это обыгрывал – вот, такая-то птичка полетела!

— А в "Серебряной сказке" он играл Лешего, — подхватывает разговор актриса Елена Оноприенко, — очень был органичным в этой роли, всегда веселил нас. И в "Полете над гнездом кукушки" тоже любил импровизировать, — можно даже сказать, хулиганил, но по-доброму всегда. Например, мог скорчить гримасу нам, пока зрители не видят, или прыскал в нас водой из клизмы.

Наставник и партнер

Елена Оноприенко – представитель молодого поколения актеров, для которых Виктор Колобов стал не только партнером по сцене, но и наставником.

— Когда приходили в театр молодые артисты, он как бы брал над ними шефство: мог подойти, что-то подсказать, особенно если считал, что молодежь толковая. Мой первый спектакль в театре – это и первая совместная работа с Виктором Ивановичем, — вспоминает Елена. – Это был "Семейный портрет с дензнаками" в постановке Виктора Бусаренко. У меня была роль дочери, небольшая, но сложная, эмоциональная, там надо было плакать по-настоящему. А Виктор Иванович играл тестя. Еще одна памятная совместная работа – "Диоген". Этот спектакль долго жил, и Виктор Иванович тоже буквально жил этой ролью, он был прямо настоящий Диоген. Поразительно, как он работал над ролью, сколько внимания уделял даже мелочам. В сцене, когда Диоген выплыл из моря, чтобы буквально это показать, он за кулисами быстренько бегал к крану, намочить свой хитон. И уже мокрым выходил к зрителям. В принципе, он мог ведь этого и не делать, мог просто обыграть – но для него это было важно.

Диоген

Диоген. Фото: предоставлено Натальей Белошенко

— Каждую роль Виктор Иванович наполнял такими деталями, постоянно работал над ней, что-то привносил, — подтверждает Наталья Остаченова. – И каждый раз играл немного по-новому. В "Диогене" я тоже была занята, играла Памфилу. Роль у Колобова была очень сильная, особенно помнится его финальный монолог, показывающий трагедию человека: он пытался изменить мир – не только своими идеями, но и поступками, всей жизнью, и под конец осознает, что все усилия были напрасны, люди живут всё так же, мир не изменился.

Единственное, что вызывало сложность, — это огромное количество текста, да еще такого громоздкого, который сложно усвоить. А Виктор Иванович, как я говорила, — актер пластики, он даже текст запоминал в связке с движениями, через мизансцены. И вот чтобы не сбиться, он придумал такую уловку: приносил текст роли, прятал его в своей бочке и подглядывал иногда. Один раз он забылся и вышел из бочки… в очках, как читал текст, так и вышел! Но если и случались такие казусы, он всегда мог выйти из положения с помощью импровизации или обыграть пластически. Поэтому, с одной стороны, с ним было легко играть, но в то же время и сложно: по инерции, без проживания – не получится. Всегда надо быть настороже, чтобы успеть среагировать на импровизацию с его стороны.

1 / 4

Мастерство плюс талант

Об этом же говорит и главный режиссер театра, Борис Бехарский:

— Виктор Иванович из тех актеров, которые приходят на спектакль не за пять минут до начала, а за час-полтора. К ролям готовился очень серьезно. Мне посчастливилось наблюдать этот процесс – когда пришел в театр, меня "поселили" в одну гримерку с Колобовым и Александром Дмитриевичем Домашенко. У них я набирался опыта, наблюдал, как они работают, брал что-то для себя. Отношение к работе, отношение к театру, коллегам – вот чему у них можно и нужно было учиться. Нашим первым совместным спектаклем была "Трактирщица" по пьесе Гольдони – мой первый спектакль в театре, меня ввели на роль слуги Фабрицио, а Колобов играл одного из кавалеров, которые ухаживали за трактирщицей.

1 / 3

Безусловно, актерское мастерство у него было на высоте, но не только в этом было дело. Тут, несомненно, сочетание технических качеств и таланта. Глубины в своих ролях он добивался благодаря тому, что постоянно для них что-то искал. Колобов – прекрасный ансамблевый партнер: даже не участвуя непосредственно в эпизоде, просто находясь на сцене, он всегда включен в сюжет. Ему можно посмотреть в глаза – и получить отклик, понять, что, кому и о чем ты говоришь. Импровизировал он часто, но всегда делал это тонко, точно и в меру. Чувство меры – это ведь тоже талант!

Виктор Иванович блистал не только в вечерних и детских спектаклях, но и в капустниках. У них было знаменитое трио: Колобов, Домашенко и Людмила Анкудинова, они нарядились в молодежном стиле и что-то такое играли в стиле рэп. Это было настолько талантливо, что обязательно нужно упомянуть. И еще одно человеческое качество, вроде бы не относящееся к театральной сцене непосредственно, но очень много говорящее о нем как о человеке. На гастролях в процессе погрузки-разгрузки декораций он всегда помогал, хотя был уже и в возрасте. При всем его таланте, при том уважении, которым он заслуженно пользовался в коллективе, при его звании – он очень простой, скромный и душевный человек. Вот такой он, наш Виктор Иванович.

Виктор Колобов

Виктор Колобов. Фото: предоставлено Натальей Белошенко
Источник: https://ussurmedia.ru/news/965823/

скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно