Другую Анну Каренину покажет уссурийцам режиссер из Санкт-Петербурга

Семейная трагедия развернется в театре драмы В.Ф. Комиссаржевской

Спектакль "Каренин". Фото: предоставлено Натальей Белошенко

История Анны Карениной знакома всем. Но не каждый знает, как на эту трагедию смотрел муж вышеозначенной гражданки, Алексей Каренин. Об этом расскажет театр драмы имени В.Ф. Комиссаржевской, который выиграл грант на постановку спектакля "Каренин", сообщает ИА UssurMedia.

Премьера готовится в уссурийском театре драмы имени В.Ф. Комиссаржевской. Семейную мелодраму по пьесе Василия Сигарева "Каренин" ставит молодой, но уже известный режиссер из Санкт-Петербурга Роман Габриа. Историей режиссера и тем, что зрителя ждет в спектакле, с ИА UssurMedia поделилась руководитель литературно-драматургической части театра Наталья Белошенко.

Роман, что бы Вы сами хотели рассказать о себе, как бы представились зрителям?

Я из Санкт-Петербурга, работаю главным режиссером в государственном театре "Мастерская" под руководством Григория Михайловича Козлова. Но в моей практике есть и довольно большое количество выездов на постановки в других городах России. Я очень люблю работать таким образом, потому что это мне помогает встречаться с новыми артистами, с новыми труппами и художественно развиваться. Что-то такое особенное специально сложно о себе сказать, мне хотелось бы, чтобы о моей работе говорил мой спектакль.

На постановку этого спектакля театр выиграл грант в рамках Программы развития театрального искусства на Дальнем Востоке при поддержке Министерства культуры Российской Федерации. Это Вы предложили материал, или Вам его предложили?

Я всегда стараюсь, чтобы материал исходил из каких-то моих соображений: над чем я сейчас хотел бы поразмышлять, с каким материалом встретиться. Поэтому право выбора пьесы всегда оставляю за собой, как и в этом случае. Материал был предложен мною, театр принял его к рассмотрению, и спустя какое-то время объявил о положительном решении.

Роман Габриа

Роман Габриа. Фото: предоставлено театром драмы имени Комиссаржевской.

Ваша постановочная команда полностью из Санкт-Петербурга. Вам так комфортнее работать?

Комфортно мне по-разному, и в жизни приходится по-разному, к каждой постановке свой подход. Если я еду в место, где я уже ставил, где меня уже знают и понимают, чего от меня ждать, то я могу позволить и себе риск эксперимента. А так как я ехал в новый для меня театр, и я тоже новый для театра человек, мне было важно иметь рядом с собой команду, с которой я работал уже над многими постановками. С композитором Владиславом Крыловым мы сделали более десятка спектаклей, также над спектаклем работает хореограф Николай Куглянт, который меня понимает с полуслова, и так далее. У нас мало времени за счет сжатых сроков из-за коронавируса, и нужно работать очень мобильно, поэтому я взял людей, с которыми у меня уже сплоченная команда.

Вы не первый раз работаете с классической драматургией: ранее ставили "Ревизор", "Онегина"…

Сейчас моя режиссерская практика уже так выстроилась, что у меня чередуется в постановках что-то совсем авторское — то, что пишу я сам, или мотивы, на тему которых ставлю спектакль, — с работой над классикой. Таким образом, одно влияет на другое. Я считаю, что режиссеру очень важно встречаться с классическим материалом, потому что высокая литература — и русская, и западная, — воспитывает чувство композиции. И вообще, хорошо написанный сюжет всегда драматургически интересно перекладывать на язык театра, поэтому я стараюсь соблюдать этот баланс, и раз в год у меня всегда есть классическая постановка, я к этому уже привык. Именно так я встречался с Салтыковым-Щедриным, с Пушкиным, с Шекспиром, с Гоголем, в прошлом году — с Достоевским, теперь вот Толстой. Хотя я сторонник авторского театра и считаю, что за ним будущее.

Спектакль "Каренин"

Спектакль "Каренин". Фото: предоставлено театром драмы имени Комиссаржевской

Василий Сигарев делает акцент на изложении от лица Алексея Каренина. А что Вы нашли для себя в этой истории?

На эту тему сложно рассуждать, потому что Толстой — это такой пример тотального реализма в литературе. Темы, которые он затрагивает, настолько жизненны и многогранны, что выделять генеральную линию я бы пока не стал, потому что спектакль еще рождается. Мы еще в нем копаемся, мучаемся, мы еще ищем. Новые смыслы открываются с каждой репетицией: как будто слой снимаешь — там оказывается что-то еще, и так каждый раз… Ситуация, которая произошла с Алексеем Александровичем Карениным, настолько проста, что очень сложна. Одна из многих тем, на которую я обратил внимание — тема прощения на основе христианской морали. Мы часто говорим о прощении красивые слова, а на деле простить человека не можем. Мне интересно, насколько любопытный путь, духовный в первую очередь, проходит человек, чтобы перестать говорить о прощении и начинать прощать. В связи с этим еще одна близкая тема — кризис веры, назовем это так. Известно, что Толстой за свои убеждения был отлучен от церкви. Его размышление на тему религиозности российского общества середины XIX века пришло в какой-то критический тупик. Для понимания произведения важно знать, о чем он писал, размышлял в то время. Так вот, помимо художественной литературы, есть большая публицистика, эссеистика Толстого, посвященная религиозному воспитанию людей. Тема в наше время достаточно острая, потому что, я считаю, ничего с тех пор не изменилось. Но опять-таки, мы занимаемся театром, а не журналистикой, и Толстой, помимо того, что он мыслитель и социально активный философ, все-таки прежде всего поэт. И в этом поэтическом аспекте просматривается некая вертикаль пути к Богу, без посредников. Насколько я сейчас ощущаю и понимаю Толстого, именно об этом он размышлял. Потому что в романе есть большое количество действующих лиц — любителей сходить на тайную исповедь, посетить церковь в воскресенье, или на праздники, на Пасху и так далее. При этом те же самые люди, которые свершают эти религиозные обряды, в своей личной жизни совершенно не соответствуют, скажем так, евангельскому духу. Это очень интересная тема: как оказалось в ходе репетиций, в этом-то и содержится основной конфликт этой семьи. Это не банальная история измены жены мужу, здесь расхождения оказываются гораздо глубже. Есть консервативное общество и круг Каренина, а есть начинающие свободно думать молодые люди середины 19 века, где женщина становится личностью и обретает потребности любой личности к внутренней и внешней свободе, к тому, чтобы самой принимать важные решения в своей жизни, чтобы за нее это не делал ни мужчина, ни в том числе церковь. Человек начинает обращать внимание на себя как на личность, становится центричен собственному желанию. Привел ли Анну этот путь к обретению гармонии, или наоборот, она углубилась в еще больший конфликт сама с собою — об этом мы можем только размышлять, на это ответов у меня нет.

1 / 2

Или, может, она родилась не в то время? Родилась бы она позже, история могла бы закончиться как-то иначе...

Совершенно верно, с точки зрения разрушения или сохранения брака всё так просто сейчас современному человеку. Достаточно, наверно, мудро и спокойно было им сесть и поговорить и как-то озвучить вслух свои недопонимания, сложности, найти компромиссы: "может быть, мы получим больше счастья, если мы не будем вместе". Но они равноудалены друг от друга, как положительные магниты, они отталкиваются друг от друга, в результате этого и возникает непреодолимый конфликт интересов. Опять-таки, это темы все поверхностные, которые можно вычитать из книги, а мне хотелось бы, чтобы театр занимался другим. Наше намерение не в том, чтобы пересказать знакомый сюжет, который и так все без нас знают, это даже может быть скучно — опускаться до какого-то сериального разбирательства, кто прав, кто виноват в измене. Хочется со зрителем поговорить о чем-то другом, более глубоком. О том, что мы, может быть, даже не называем словами. Хочется, чтобы зритель пришел и получил неуловимые эмоции, которые мы выпариваем, вывариваем, основываясь на этом сюжете, а получается что-то третье: это уже продукт моего сотворчества и диалога с артистами в процессе репетиций, — и то, что получится, оно и будет спектаклем. Мне не хотелось бы, чтобы он был тяжелым, потому что театр — это всё-таки поле вымысла, воображения, фантазии. Хочется, чтобы зритель приходил к нам на спектакль за этим воображением и фантазией, за миром не внешним, а внутренним, потому что, упираясь во внешний мир, мы все равно скатываемся в психологию. Современная психология настолько банальна, что я не хочу даже вообще о ней размышлять. А вот когда мы отказываемся от внешнего и заглядываем внутрь людей, там, оказывается, интересные процессы происходят. И вот эти внутренние процессы, назовем их поэтической реальностью, — хочется, чтобы из них и состоял спектакль. Именно поэтому пространство условное, именно поэтому у нас в спектакле будет много разнообразной музыки: и церковной, и авторской музыки композитора Владислава Крылова, который ее создает в процессе репетиций, и она будет олицетворять внутренние миры артистов, плюс какие-то цитаты известных вещей. То есть сам дизайн спектакля будет интереснее, чем наша материальная реальность. Это же касается и света, потому что мне близок театр художника, в первую очередь, его визуальная сторона, поэтому визуальному оформлению мы тоже придадим большое значение. Зрителя ждет большое количество образных решений на тему романа Толстого, чтобы они в театр приходили не за тем, чтобы посмотреть телевизор, а за тем, чтобы увидеть поэзию театра, что, собственно говоря, и есть театр, — она и есть самое дорогое.

Спектакль "Каренин"

Спектакль "Каренин". Фото: предоставлено театром драмы имени Комиссаржевской

Ну хорошо, мы узнали о том, что зритель увидит. А чего ему не стоит ожидать? Чего тут точно не будет?

Так часто бывает на моих постановках, что не сразу происходит контакт со зрителем. Спектаклю нужно время, чтобы найти людей, близких по духу к нему. Это не будет "массовым мероприятием", абсолютно точно. У этого спектакля будет "заточка" найти своих зрителей, которым будет интересно именно это — не сюжет, а те эмоции, которые они получат. Здесь зритель не увидит ничего привычного. Он увидит что-то для себя новое. И дальше встает вопрос, примет ли он это новое или отвергнет. Вот тут сложно сказать, для этого надо его понимать. Ваш зритель пока еще для меня неведом, я о нем ничего не знаю. То, что мы сейчас делаем с артистами и с нашей командой, — это театр на стыке киномонтажа. Вот в чем, скорее всего, будет момент резонанса. Спектакль будет развиваться определенным образом, монтироваться сцена к сцене, и кто это примет — тот примет, а если нет — это тоже реакция, тоже хорошо. Тот, кто примет, — наверное, захочет прийти еще раз, проанализировать. И мне хотелось бы, чтобы через какое-то время люди узнали об этом спектакле, и может быть, стали ходить в театр даже те, кто никогда сюда не ходил.

Премьера спектакля "Каренин" состоится 12 и 13 декабря в 18.00, 17 декабря в 19.00, 18 декабря в 18.30.

 

Источник: https://ussurmedia.ru/news/1031733/ 

скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно